Немецкие режиссеры сняли фильм об эксплуатации детского труда в Узбекистане

Немецкие режиссеры сняли короткометражный документальный фильм Speaking Cotton («Говорящий хлопок»), рассказывающий об эксплуатации детского труда при сборе хлопка в Узбекистане. По словам авторов фильма Эрика Мальхова (Erik Malchow) и Штефани Трамбов (Stefanie Trambow), идею им подали правозащитники из организации «Узбекско-немецкого форума по правам человека».

Как сообщает Deutsche Welle, основные съемки проходили в Узбекистане в октябре 2010 года, часть фильма снималась в Германии.

Пообщавшись со знающими ситуацию в Узбекистане людьми, авторы фильма не стали добиваться официального разрешения узбекских властей на съемки и приехали в республику в качестве обычных туристов, имея при себе лишь небольшую HD-видеокамеру, которая не производит впечатления профессиональной. Как заявил Мальхов, их фильм рассчитан, в первую очередь, на немецкую молодежь — «web-поколение, которое черпает информацию в основном в интернете», — которую они хотят познакомить с проблемой использования детского труда в Узбекистане.

«Я начал снимать в Ташкенте, потом провел пару дней в Андижане, потом отправился дальше. Меня неоднократно проверяли на различных КПП. Ко мне как к немцу был, кажется, особый интерес. Но я неплохо владею русским языком, и когда я говорил, что путешествую как турист, мне верили», — рассказывает Мальхов.

Намного сложнее, по его словам, было вести съемку. «Мы старались быть предельно осторожными, потому что знали, что если нас заметит кто-то либо из представителей властей, то это может закончиться плохо. Иногда мы часами ездили по окрестностям, стараясь убедиться в том, что нас никто не преследует. Мы были наслышаны о том, с какими проблемами до нас столкнулись журналисты BBC, работавшие в Узбекистане», — продолжает Мальхов.

К каким выводам пришли авторы после того, как сняли свой фильм?

«Я понял, что сбор урожая хлопка — это проблема, затрагивающая все узбекистанское общество, — отмечает Мальхов. — Она не ограничивается только использованием детского труда. На поля выводят самых разных людей — учителей, чиновников, врачей и медсестер».

По его ощущениям, привлечение детей к сбору хлопка оправдывается тем, что «они что-то зарабатывают и тем самым зарабатывают себе на учебники. Но в нашем представлении оплата кажется совершенно несоразмерной их труду», — добавил Эрик.

Проблема слишком далека от простых немцев — как территориально, так и ментально. «Мы хотели сделать ее ближе. Обычный немец ведь даже не знает, как выглядит цветок хлопка, какова рабочая цепочка по производству хлопчатобумажной продукции», — добавляет Эрик Мальхов.

Штефани Трамбов удивило то, что многие узбекистанцы относятся к сложившейся ситуации со сбором хлопка как «к чему-то нормальному, само собой разумеющемуся». Не меньшее удивление ждало режиссеров, когда они, проводя опросы на улицах немецких городов и поняли, как мало в Германии известно о проблеме детского труда в Узбекистане и насколько люди равнодушны к этому, «хотя многие понимают, что низкие цены на хлопчатобумажные изделия возможны только благодаря несправедливым условиям труда и привлечению к работам детей».

Трамбов напомнила, что в Европе уже действуют рыночные принципы типа FairTrade, отстаивающие справедливые стандарты производства и международной торговли, но призналась, что если ей понадобится хлопчатобумажная футболка, она, скорее всего, не станет тратить время на поиски той, что произведена в соответствии с принципом FairTrade, а купит в ближайшем магазине.

На вопрос о планах, связанных с Узбекистаном, Мальхов ответил, что в следующем году ему по работе понадобится виза в Узбекистан, и он теряется в догадках, получит ли он ее теперь.

Напомним, власти Узбекистана отрицают наличие проблемы использования детского труда при сборе хлопка в стране, однако в действительности повсеместно и массово привлекают школьников к сельхозработам. Несмотря на постановления правительства («О мерах по реализации ратифицированной Республикой Узбекистан конвенции о минимальном возрасте для приема на работу и конвенции о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда» за № 207 от 12.09.2008 года — Прим. ред.), запрещающее использовать в сельском хозяйстве детский труд, многочисленные призывы правозащитников и даже бойкот западных импортеров.

В связи с использованием принудительного детского труда в Узбекистане Министерство труда США запретило приобретать узбекский хлопок, а когда Международная организация труда выразила серьезную озабоченность обвинениями в привлечении школьников к работе на полях, узбекские власти не позволили МОТ приехать в страну для проверки условий во время сбора урожая хлопка. В ответ депутаты Европарламента, строго осудив использование детского труда в Узбекистане, отказались снижать пошлины на импорт текстильных изделий из Узбекистана до тех пор, и призвали президента Узбекистана Ислама Каримова позволить МОТ провести свое расследование. Но в то время как западные фирмы отказываются от узбекского хлопка, его с удовольствием скупают  компании из России, Китая, Индии и ряда других стран, сообщает международное агентство «Фергана».

Источник: Алтапресс.ру

Правообладателям

При копировании или скачивания материала, ссылайтесь на наш сайт.

Комментарии закрыты.