ДУША ТЯНЕТСЯ К ПРЕКРАСНОМУ

Дети войны
Когда началась Великая Отечественная, сёстрам Рогалёвым не было и шести лет. Детская память цепкая, но и она не удержала всех подробностей того сурового времени. Может, это и к лучшему, потому что в жизни каждого бывают периоды, о которых не хочется вспоминать. Помнится им только, как жили одной большой дружной семьёй в селе на берегу Оби – мать, отец, три брата и они, младшенькие, девчонки-двойняшки. Одна из сестёр уехала в далёкий город, другая – вышла замуж и жила отдельно.
Павлика, Толю и Мишу почти сразу призвали в армию и отправили на фронт. Мать, Мария Игнатьевна, вскоре после этого слегла и умерла. О ней у Вали и Лиды остались смутные разрозненные воспоминания. Запомнилось сёстрам, как после похорон отец залез к ним на печку, обнял дочек, приговаривая: «Сиротинушки вы мои», и заплакал.
Через недолгое время Трофима Ивановича забрали в трудовую армию, увезли в Рубцовск. Даже по законам военного времени делать это не имели права: на руках у отца осталось двое малолетних детей, да и возраста он был уже преклонного. Как позже узнали сёстры, кто-то из односельчан таким образом «отмазал» своего. В трудармии Трофим Иванович долго «не протянул», умер. Двойняшек взяла к себе старшая сестра Анна, заменившая им отца и мать.
В войну, как и многим, им жилось голодно и холодно. Копали брошенную в поле мороженую картошку, варили и ели. Иногда сестра, работавшая на ферме, приносила немного молока: доярки потихоньку давали, жалея девчонок. Но и это не помогало, бывало, что девочки падали в голодные обмороки. Когда один из братьев, Павел, получивший на фронте тяжёлое ранение и оставшийся без ноги, пришёл домой и увидел, как исхудали сестрички, решил: надо спасать. Влиятельный родственник по материнской линии – Иван Васильевич Чебышев – помог определить Валю с Лидой в детский дом № 8 города Барнаула. Анна была против, но Павел настоял на своём, и увёз их, пока сестры не было дома. Она долго потом плакала, сильно привязалась к близняшкам.
— В детский дом нас привезли в январе тысяча девятьсот сорок шестого года, — вспоминает Валентина Трофимовна, — там ещё ёлка стояла. Красивая. Мы такую никогда раньше не видели.
И началась для сестёр Рогалёвых новая жизнь. Не сказать, что она сразу стала сытой: в стране царила послевоенная разруха. Хлеб в детском доме воспитанникам выдавали небольшими пайками, а вместо фруктов витаминами служили жмых, плоды боярышника, ранетки – всё съедали изголодавшиеся дети. Потом, когда с хлебом стало лучше, его ставили в столовой в больших тарелках, они не верили, что это навсегда, быстро расхватывали куски, а ночью ели под одеялом.
Свой детский дом Валентина Трофимовна и Лидия Трофимовна вспоминают с теплотой. В то время там воспитывалось около сотни ребятишек – все сироты, не то, что сейчас. Жили дружно, со многими из воспитанников они поддерживают отношения до сих пор, следят за судьбами друг друга.
В детском доме сёстры увлеклись вышиванием. По характеру застенчивые, они долго не решались сами прийти в кружок. Вышивали тайком цветочки с лепесточками, пока кто-то из девчонок не показал их работы руководительнице кружка, та сразу взяла их под своё крыло. То, что получалось у них здорово, можно не сомневаться: наравне со старшими, им доверяли вышивать скатерть в подарок секретарю Алтайского крайкома партии Н.И.Беляеву.
Лидия Трофимовна своё детское увлечение пронесла через годы. Несколько лет назад вновь начала вышивать: благо, что сейчас для рукодельниц есть всё, о чём раньше даже не мечтали, было бы только желание и терпение заниматься этим искусством. На её счету уже более двадцати вышитых картин. Со своими работами участвовала в нескольких выставках, и довольно успешно – занимала призовые места. В начале этого года на выставке в магазине «Белошвейка» её работа была отмечена Дипломом III степени, а самой мастерице вручили подарочный сертификат на тысячу рублей.
Большинство её картин настолько хороши, что многие просят продать, предлагая немалые деньги. Но Лидия Трофимовна отказывается, она вышивает для души, а не на продажу. Одну из работ, под названием «Шоколадница», подарила родному детскому дому, когда праздновали его 80-летний юбилей. Нынешним воспитанницам картина очень понравилась, и девочки захотели повесить её в своей комнате. От другой её работы просто не могла оторваться родственница, пришлось тоже подарить.
Сёстры не на шутку обиделись, когда одна из вышивальщиц, узнав, что они воспитывались в детском доме, «со знанием дела» заявила: «Понятно, вас там заставляли вышивать…».
— Нас никто не заставлял, мы это делали с большим удовольствием, — говорит Валентина Трофимовна.
Лидия Трофимовна сейчас вышивает сразу две картины, а в планах на ближайшее будущее у неё ещё много интересных задумок. Одна из них – полотно размером 52х70 сантиметров – картина Василия Поленова «Московский дворик» в натуральную величину. На ней запечатлён уголок старой Москвы, с ее особнячками, церквами, заросшими зеленой травой двориками, с почти провинциальным укладом жизни. Утро ясного солнечного дня в начале лета. Легко скользят по небу облака, все выше поднимается солнце…Дворик постепенно оживает.
Сёстры очень любят такие вот уютные уголки. Они часто гуляют по улицам старой части Барнаула. На пересечении проспекта Красноармейского с улицей Гоголя раньше стоял их детский дом № 8, из его окон они увидели, как был пущен первый в городе трамвай. Это как раз напротив здания «Алтайской правды», которого, конечно, в то время ещё не было. Чуть ниже, на площади Спартака, – старинное здание церкви, с которым тоже связаны воспоминания детства. В нём когда-то был цирк, и Валя с Лидой бывали там не раз. Всё тот же Иван Васильевич Чебышев, или, как они его называли, дядя Ваня, спрашивал: «Хотите пойти в цирк?». Ответ, конечно, был один: «Да!». Тогда дядя брал листок бумаги, доставал ручку и писал: «Пропустить…», расписывался и ставил печать. По этой записке их беспрепятственно пропускали на представление. Однажды сёстры показали свой «пропуск» другим детям. Кто-то самый смышленый предложил подставить перед двойкой единичку, и в цирк пошли двенадцать человек.
Из детского дома их выпустили, когда исполнилось по 14. Два года отучились в ремесленном училище, которое готовило кадры для «Трансмаша», и в 1952 году пришли работать на завод.
С «Трансмашем», точнее, с трансмашевцами Рогалёвы познакомились ещё раньше. Завод на протяжении десятков лет шефствует над детским домом № 8, в то время многие заводские руководители были в нём частыми гостями – Николай Григорьевич Чудненко, Георгий Михайлович Кусидис, Гайворонский. Всеобщим любимцем детворы был комсомольский вожак Сергей Гонта. Каждый из руководителей «опекал» какую-нибудь из групп и старался по мере возможности скрасить жизнь детдомовцев. Летом воспитанников отправляли отдыхать в заводской пионерский лагерь «Дружных», и здесь о них не забывали шефы – привозили конфеты, печенье, разные другие сладости, и раздавали, чтобы не чувствовали себя одинокими.
На заводе сёстры проработали до самой пенсии: Валентина Трофимовна – в цехе 150, на участке маслонасоса, Лидия Трофимовна – в 130-ом.
— Хотя и сирота, и в детдоме воспитывалась, а квартиру мне так и не дали, — не может до сих пор смириться с несправедливостью Лидия Трофимовна. – Всё время отодвигали в конец очереди…
Валентине Трофимовне повезло больше, ей выделили однокомнатную кооперативную квартиру.

Сейчас сёстрам по 76 лет. Годы дают о себе знать: всё чаще беспокоят недуги. Но они не унывают и дома не засиживаются. Каждый день несёт им что-то новое – впечатления, встречи с интересными людьми. Бывают в музеях, театрах, библиотеках. Их хорошо знают в арт-галерее Щетининых, во всех специализированных магазинах, где продаются товары для рукоделия. Лидия Трофимовна всё свободное время посвящает своему увлечению, а Валентина Трофимовна полностью поддерживает её в этом занятии. Душа тянется к прекрасному, и это замечательно!

© Тамара Евстигнеева.
На фото: Лидия Трофимовна
и Валентина Трофимовна Рогалёвы.

Правообладателям

При копировании или скачивания материала, ссылайтесь на наш сайт.
  1. Юлия Попова:

    Что ж, выходит, замуж они обе так и не вышли? И детей после себя тоже не оставили? Зачем же тогда они приходили в этот мир? Неужели же только для того, чтобы работать на участке маслонасоса?

    • Наталья Косарева:

      Уважаемая, Юлия Попова! Зачем же Вы так? Ни Вас, ни меня, и вообще никого не спрашивают, приходить в этот мир, или нет. А где мы будем- на участке маслонасоса, на зернотоке, учить детей или лечить людей — так везде же нужны рабочие руки, иначе одни без других существовать не могут, да и Вы тоже без них. Надеюсь Вам то больше повезло в этой жизни, и судьба Вас не забросила на участок маслонасоса, и замуж то Вы вышли удачно. Удачи Вам, в этой жизни!

Прокомментировать

Хостинг предоставлен компанией «tv-22.ru»