Алтайский скульптор Александр Парфенов стал победителем и призером международных фестивалей ледовых скульптур

Алтайский скульптор Александр Парфенов в очередной раз стал победителем и призером международных фестивалей ледовых скульптур. 28 января он вернулся в Барнаул с призами и дипломами из Магадана, Хабаровска и китайского Харбина. В Хабаровске Парфенов и магаданец Алексей Вербицкий заняли первое место, ошеломив и жюри, и публику (работа-победитель на фото). Сегодня Александр размышляет о том, почему разговоры о фестивале ледовых скульптур в Барнауле так и остались разговорами.

– Каждый год я уезжаю из дома на грандиозные фестивали ледяных скульптур. Причем уезжаю не я один. Когда ты находишься в среде более сильных «игроков», то у тебя у самого проясняются мозги. Среди них дышишь и ведешь себя иначе, более раскрепощенно, становишься равным среди сильных, и то, что в тебе заложено, проявляется. Дома оно зажато, как пружина. Дома нет места для того, чтобы развернуться.

– А что происходит дома?

– В Барнауле доказываешь, что дважды два четыре, а на тебя смотрят как на дурака. У меня такое ощущение, что здесь не нужны ни новые идеи, ни люди, которые эти идеи предлагают. В январе прошлого года я две недели потратил на то, чтобы просчитать возможности ледового фестиваля в Барнауле. Здесь не надо изобретать велосипед, бери передовые моменты, которые есть у других. Я все расписал. Съездил даже на Байкал за свой счет, договорился с изобретателями конструкций, позволяющих легко добыть лед…

Не хочу никого обидеть, но чиновники, похоже, слышат только себя. Им хотелось убить двух зайцев: чтобы в декабре перед праздниками приехали на фестиваль суперскульпторы и создали в городе ледяной городок. Они не понимают, что танцевать надо не от своих планов, а от возможностей тех же скульпторов. Как реализуют любой проект? Создают рабочую группу, ставят цели, оценивают возможности… Важно прислушиваться к профессионалам в первую очередь. В том же Хабаровске живет Сергей Логинов, известный в мире гуру ледовой скульптуры. Администрация города и края ставит на первое место его слова, его требования. Логинову придумана особая должность: он популяризирует Хабаровский край в области ледовой скульптуры. Там отталкиваются не от существующих должностей, а от реального человека, явления, таланта. Логинов сегодня – явление мирового масштаба в культуре. Он законодатель мод. Чтобы быть замеченным на фестивале в Хабаровске, надо создать то, чего еще не было у Логинова.

– Вам удалось это сделать…

– Я ищу то, что еще не было сделано человеком на этом свете. Каждая следующая композиция должна быть каким-то прорывом к новому. Для меня это не пафос, а практика. И я с помощью магаданского коллеги Алексея Вербицкого сделал то, чего еще не было. Взял и плюнул на все каноны, заповеди.

Очень многие ребята списывают чужие работы. Воспроизводят грамотно, продуманно, но это чужие вещи. Все творческие работы – аккумуляторы энергии. И все видят, сколько в нее вложено. Как бы каллиграфически красиво ты ни списывал, это будет мертво. А если ты решаешь каждый раз заново, и это является жизненной задачей, то там столько уже энергии, что никто равнодушным не остается.

И я там на ходу давай сочинять. Был главный вопрос: что дальше происходит с человеком, после того как мрак его выталкивает. Это мои барнаульские настроения, обрывки снов… И появился сюжет работы «Уходя в дальнейшее пространство»: человек возвращается домой, идет по ступенькам лестницы. Дальше коридор, зеркало старинное, песочные часы – и, заглядывая в зеркало, человек понимает, что его время истекло. Все дрожит, вибрирует, меняются плоскости, круги расходятся от его головы, от каждого пальца, пространство искажается, ступеньки уже кривые, коридор заворачивается… Вселенная втягивает, вкручивает его в зеркало, он становится прозрачным, текучим, как ртуть. Левая рука взлетела в воздух, на кончике пальца висит кружка с чаем, из кружки брызги во все стороны, а с той стороны зеркала – кто-то, кем человек должен стать…

Я попытался работать не с ледовыми массами, а с энергиями, светом. И со смыслами. Мне действительно был интересен ответ на вопрос, что происходит со мной, с моей жизнью. Всех в Хабаровске удивили и тема, приемы. Сам Логинов удивился, сказал, что такого еще не было.

– Не жаль, что ваши великолепные ледяные скульптуры недол­говечны?

– Если молитва сотворена, мы же не жалеем, что она не повисла в воздухе. И здесь – такая же молитва, сотворение вопроса Господу Богу.

Цифра

74 часа – за это время в Хабаровске было создана восхитительная ледовая фантазия из 25 композиций.

Мелкие кубики

– Я сейчас знаю уже несколько прогрессивных способов добычи льда, – рассказывает Александр Парфенов. – Нашим же ребятам много лет назад кто-то показал, что надо пилить лед мелкими кубиками 50 на 50 сантиметров. Работники «Автодора», бедные рабы ситуации, пилят эти блоки льда, стоя по колено в воде. Полмесяца пилят, потом еще несколько десятков «каменщиков» эти кубики на площадях складывают. Во всех же городах давным-давно от этого ушли и пилят лед большими блоками. Такой блок стоит дешевле, и он без искусственных швов. Я сам себе и в Барнауле нынче напилил большие блоки. Вытащил, погрузил, отвез, смонтировал. Все проще и рациональней. Существуют и искусственные установки для замораживания льда. Но у нас старинная песня «Кирпичики». Какая-то умственная лень царит, нерасторопность.

Факт

В Харбине Александр работал в команде из четырех человек. Они создали скульптуру под названием «Иона во чреве китовом» – по мотивам библейского сюжета, но о наших днях. Иона с компьютером в утробе огромного млекопитающего символизирует уход людей из реального мира в мир виртуальный. Несколько уровней внутри кита обозначают «уровни ухода», то есть зависимости, и предлагают задуматься о том, что виртуальность может затягивать нас – незаметно, но крепко…

Источник: Свободный курс

Правообладателям

При копировании или скачивания материала, ссылайтесь на наш сайт.

Прокомментировать

Хостинг предоставлен компанией «tv-22.ru»